Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:15 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
Кто-то где-то проводит черту,
Пытаясь прорваться за край,
Кто-то топчет ногами мир,
Наступая на чей-то рай..
Кто-то слезы роняет с дождем,
Для кого-то они лишь вода,
Кто-то бережно дарит мечту,
А кому-то она не нужна..
Кто-то скажет: "Прощай навсегда",
Пополняя списки потерь,
Кто-то молит кого-то: "Прости",
И стучится в закрытую дверь..
На вечерней крыше вдвоем
Кто-то с кем-то танцует джаз,
Нарушая все клятвы свои,
Кто-то чей-то в последний раз..
Кто-то верит, что видел смерть,
А кто-то ею и был,
Для кого-то и вечность – не срок,
Ну а кто-то про все позабыл..
Кто-то думал, что знает маршрут,
Но забрел в незнакомый тупик,
Кто-то тихо шептал о любви,
Чей-то голос сорвался на крик..
Кто-то в жизни привык играть,
Кто-то в играх пытается жить,
Кто-то только открыл глаза,
А кому-то пора уходить..
Кто-то снова пишет слова,
Пусть они никому не важны,
Кто-то ждет исполнения снов,
А кого-то волнуешь лишь ты...



11:03 

фраза дня

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
Есть мгновения, которые длятся дольше других


10:56 

Энтони де Мелло

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
- Некоторые говорят, что жизни после смерти нет, сказал ученик.
- Неужели? - уклончиво спросил Мастер.
- Разве это не ужасно - умереть и никогда больше не видеть, не слышать, не любить, не двигаться...
- Ты находишь это ужасным? Но именно так большинство людей и живет - еще до смерти.


13:04 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
21:14 

Габриэль Гарсиа Маркес. Глаза голубой собаки.

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
Она пристально смотрела на меня, а я все не мог понять, где прежде я
видел эту девушку. Ее влажный тревожный взгляд заблестел в неровном свете
керосиновой лампы, и я вспомнил - мне каждую ночь снится эта комната и
лампа, и каждую ночь я встречаю здесь девушку с тревожными глазами. Да-да,
именно ее я вижу каждый раз, переступая зыбкую грань сновидений, грань яви и
сна. Я отыскал сигареты и закурил, откинувшись на спинку стула и балансируя
на его задних ножках, - терпкий кисловатый дым заструился кольцами. Мы
молчали. Я - покачиваясь на стуле, она - грея тонкие белые пальцы над
стеклянным колпаком лампы. Тени дрожали на ее веках. Мне показалось, я
должен что-то сказать, и я произнес наугад: "Глаза голубой собаки", - и она
отзвалась печально: "Да. Теперь мы никогда этого не забудем". Она вышла из
светящегося круга лампы и повторила: "Глаза голубой собаки. Я написала это
повсюду",
Она повернулась и отошла к туалетному столику. В круглой луне зеркала
появилось ее лицо - отражение лица, его оптический образ, двойник, готовый
раствориться в трепетном свете лампы. Грустные глаза цвета остывшей золы
печально посмотрели на меня и опустились, она открыла перламутровую
пудреницу и коснулась пуховкой носа и лба. "Я так боюсь, - сказала она, -
что эта комната приснится кому-нибудь еще, и он все здесь перепутает." Она
щелкнула замочком пудреницы, поднялась и вернулась к лампе. "Тебе не бывает
холодно?" - спросила она. "Иногда бывает..." - ответил я . Она раскрыла
озябшие руки над лампой, и тень от пальцев легла на ее лицо. "Я, наверно,
простужусь, - пожаловалась она. - Ты живешь в ледяном городе".
Керасиновый огонек делал ее кожу медно-красной и глянцевой. "У тебя
бронзовая кожа, - сказал я. - Иногда мне кажется, что в настоящей жизни ты
должна быть бронзовой статуэткой в углу какого-нибудь музея". "Нет, -
сказала она. - Но порой мне и самой кажется, что я металлическая - когда я
сплю на левом боку и сердце гулко бьется у меня в груди". - "Мне всегда
хотелось услышать, как бьется твое сердце". - "Если мы встретимся наяву, ты
сможешь приложить ухо к моей груди и услышишь". -"Если мы встретимся
наяву..." Она положила руки на стеклянный колпак и промолвила: "Глаза
голубой собаки. Я всюду повторяю эти слова".
Глаза голубой собаки. С помощью этой фразы она искала меня в реальной
жизни, слова эти были паролем, по которому мы должны были узнать друг друга
наяву. Она ходила по улицам и повторяла как бы невзначай: "Глаза голубой
собаки". И в ресторанах, сделав заказ, она шептала молодым официантам:
"Глаза голубой собаки". И на запотевших стеклах, на окнах отелей и вокзалов
выводила она пальцем: "Глаза голубой собаки". Люди вокруг лишь недоуменно
пожимали плечами, а официанты кланялись с вежливым равнодушием. Как-то в
аптеке ей почудился запах, знакомый по снам, и она сказала аптекарю: "Есть
юноша, которого я вижу во сне. Он всегда повторяет: "Глаза голубой собаки".
Может быть вы знаете его?" Аптекарь в ответ рассмеялся неприязненно и отошел
к другому концу прилавка. А она смотрела на новый кафельный пол аптеки, и
знакомый запах все мучил и мучил ее. Не выдержав, она опустилась на колени и
губной помадой написала на белых плитках: "Глаза голубой собаки". Аптекарь
бросился к ней: "Сеньорита, вы испортили мне пол. Возьмите тряпку и сотрите
немедленно!" И весь вечер она ползала на коленях, стирая буквы и повторяя
сквозь слезы: "Глаза голубой собаки. Глаза голубой собаки". А в дверях
гоготали зеваки, собравшиеся посмотреть на сумасшедшую.
Она умолкла, а я все сидел, покачиваясь на стуле. "Каждое утро, -
сказал я, - я пытаюсь вспомнить фразу, по которой должен найти тебя. Во сне
мне кажется, что я хорошо заучил ее, но проснувшись, я не могу вспомнить ни
слова". - "Но ты же сам придумал их!" - "Да. Они пришли мне в голову потому,
что у тебя пепельные глаза. Но днем я не могу вспомнить даже твоего лица".
Она стиснула в отчаянии пальцы: "Ах, если бы нам знать по крайней мере
название моего города!"
Горькие складки легли в уголках ее губ. "Я хочу до тебя дотронуться", -
сказал я. Она вскинула глаза, я язычки пламени заплясали в ее зрачках. "Ты
никогда не говорил этого", - заметила она. "А теперь говорю". Она опустила
глаза и попросила сигарету. "Почему же, - повторила она, - мне никак не
вспомнить название своего города?" - "А мне - наши заветные слова", - сказал
я. Она грустно улыбнулась: "Эта комната снится мне так же, как и тебе". Я
поднялся и направился к лампе, а она в испуге отступила назад, опасаясь, что
я случайно заступлю за невидимую черту, пролегающую между нами. Взяв
протянутую сигарету, она склонилась к огоньку лампы. "А ведь в каком-то
городе мира все стены исписаны словами "глаза голубой собаки", - сказал я. -
Если я вспомню эти слова, я отправлюсь утром искать тебя по всему свету". Ее
лицо осветилось красноватым огоньком сигареты, она глубоко затянулась и,
покручивая сигарету в тонких пальцах сказала: "Слава богу. Я, кажется,
начинаю согреваться", - и проговорила нараспев, будто повторяя за пишущим
пером: "Я... начинаю... - она задвигала пальцами, будто сворачивая в
трубочку невидимый листок бумаги по мере того, как я прочитывал написанные
на нем слова, - согреваться..." - бумажка кончилась и упала на пол -
сморщенная, крохотная, превратившаяся в пыль золы. "Это хорошо, - сказал я.
- Мне всегда страшно, когда ты мерзнешь".

Так мы и встречаемся с ней, вот уже несколько лет. Порою в тот момент,
когда мы находим друг друга в лабиринте снов, кто-то там, снаружи, роняет на
пол ложечку, и мы просыпаемся. Мало-помалу мы смирились с печальной истиной
- наша дружба находится в зависимости от очень прозаических вещей.
Какая-нибудь ложечка на рассвете может положить конец нашей короткой
встрече.
Она стоит за лампой и смотрит на меня. Смотрит так же, как в первую
ночь, когда я очутился среди сна в странной комнате с лампой и зеркалом и
увидел перед собой девушку с пепельными глазами. Я спросил: "Кто вы?" А она
сказала: "Не помню..." - "Но мы, кажется, уже встречались?" - "Может быть.
Вы могли сниться мне, в этой самой комнате".- "Точно! - сказал я. - Я видел
вас во сне". - "Как забавно, - улыбнулась она. - Значит, мы с вами
встречаемся в сновидениях?"
Она затянулась, сосредоточенно глядя на огонек сигареты. И мне опять
показалось, что она - из меди, но не холодной и твердой, а из теплой и
податливой. "Я хочу дотронуться до тебя", - повторил я. "Ты все погубишь, -
испугалась она. - Прикосновение разбудит нас, и мы больше не встретимся". -
"Вряд ли, - сказал я. - Нужно только положить голову на подушку, и мы
увидимся вновь". Я протянул руку, но она не пошевелилась. "Ты все
погубишь... - прошептала она. - Если переступить черту и зайти за лампу, мы
проснемся заброшенные в разные части света".- "И все же", - настаивал я. Но
она лишь опустила ресницы: "Эти встречи - наш последний шанс. Ты же не
помнишь ничего наутро". И я отступил. А она положила руки на лампу и
пожаловалась: "Я никогда не могу заснуть после наших встреч. Я просыпаюсь
среди ночи и больше не могу сомкнуть глаз - подушка жжет лицо, и я все
твержу: "Глаза голубой собаки. Глаза голубой собаки".
"Скоро рассвет, - заметил я. - Последний раз я просыпался в два часа, и
с тех пор прошло много времени". Я подошел к двери и взялся за ручку.
"Осторожнее, - предупредила она. - За дверью живут тяжелые сны". - "Откуда
ты знаешь?" - "Совсем недавно я выходила туда и с трудом вернулась назад. А
проснувшись, заметила, что лежу на сердце". - Но я все же приоткрыл дверь.
Створка подалась, и легкий ветерок принес снаружи запах плодородной земли и
возделанной пашни. Я повернул к ней голову и сказал: "Тут нет коридора. Я
чувствую запах поля". - "Там, за дверью, - сказала она, - спит женщина,
которая видит поле во сне. Она всегда мечтала жить в деревне, но так никогда
и не выбралась из города". За дверью светало, и люди повсюду уже начали
просыпаться. "Меня, наверное, ждут к завтраку", - сказал я.
Ветер с поля стал слабее, а потом стих. Вместо него послышалось ровное
дыхание спящего, который только что перевернулся в постели на другой бок.
Стих ветерок, а с ним умерли и запахи.
"Завтра мы непременно узнаем друг друга, - сказал я. - Я буду искать
женщину, которая пишет на стенах: "Глаза голубой собаки". Она улыбнулась
грустно и положила руки на остывающий колпак лампы: "Ты ничего не помнишь
днем". Ее печальный силуэт уже начал таять в предутреннем свете. "Ты
удивительный человек, - сказала она. - Ты никогда не помнишь своих снов".



16:27 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
Три вещи никогда не возвращаются обратно: Время, слово, возможность.

Три вещи не следует терять: Спокойствие, надежду, честь.

Три вещи в жизни наиболее ценны: Любовь, уважение, дружба.

Три вещи в жизни никогда не надежны: Власть, удача, состояние.

Три вещи определяют человека: Труд, честность, достижения.

Три вещи разрушают человека: Вино, гордыня, злость

16:09 

Джебран Халиль Джебран

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.


Жизнь - это остров в океане одиночества, остров чьи скалы -
надежды, чьи деревья - мечты, чьи цветы -уединение, а ручьи
- жажда.

Быть щедрым - значит давать больше, чем ты можешь; быть гордым
- значит брать меньше, чем тебе нужно.

Желания — половина жизни; безразличие — половина смерти.

Очень трудно заставить себя говорить. Труднее - заставить себя
молчать. Еще труднее - заставить себя думать. Но самое трудное
- это заставить себя чувствовать.


Красота - не потребность, а экстаз. Это не образ, что вам хотелось
бы видеть, и не песня, что вам хотелось бы слышать, но образ, который
вы видите, даже если сомкнете глаза, и песня, которую вы слышите, даже
если закроете уши.

Ваши разум и страсть - руль и паруса вашей плывущей по морю души. Если
ваши паруса порваны или сломан руль, вы можете лишь носиться по волнам
и плыть по течению либо неподвижно стоять в открытом море. Ибо разум,
властвующий один, - сила ограничивающая; а одна страсть - пламя, сжигающее
само себя.

08:16 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
Жизнь меняет направление, разливается шире, глубже, дальше.
Замирает на мгновения, вздыхает, и возобновляет движение.
Она, подобно горной реке, бежит в бешеном ритме,
бурлит и норовит ударить о камни.
Подобно ветру она не знает направления и преград,
она — лишь движение наших сердец и мыслей.
В четыре руки играет на рояле музыку.
Музыку часового механизма, считая время для нас.
Загадочная и непредсказуемая, как рулетка.
Русская рулетка.



08:12 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
Интересно, какую цифру больше всего любит часовая стрелка? Наверняка она там останавливается подольше и любуется на нее. Быстро-быстро, чтобы никто не заметил.
Однажды, часовая стрелка соберется с силами, наденет лучший костюм, купит цветов и сделает предложение любимой цифре.
И навсегда рядом с ней останется.
Наверное,
так ломаются часы...


08:10 

Марджери Уильямс, "Плюшевый Кролик"

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
-”Всамделишных не делают на фабрике игрушек, назидательно сказала
Деревянная Лошадка, - Ими становятся. Если с тобой играют долго-
долго, и не просто играют, а любят, любят на самом деле, - вот тогда ты
и становишься всамделишным.

- Это больно? – спросил Кролик. – Иногда очень, - честно ответила
Деревянная Лошадка. Она всегда говорила правду. – Но если ты всамделишный – никакая боль тебе не страшна.

- А всамделишным становятся сразу? – спросил Кролик. – Например,
вечером лёг, а утром – ты уже всамделишный, или ими постепенно
становятся?

- Сразу всамделишными не становятся, – ответила Деревянная Лошадка.-
только постепенно.
И притом не скоро. Тут главное – чтобы тебя за это
время не сломали, не залюбили, а вообще-то у всамделишных потёртая
шёрстка, истрёпанные уши и потускневшие глаза.
Это всё потому, что их очень много любили. Может, у тебя перестанут гнуться лапки и вообще, ты станешь некрасивым. Но всё это будет неважно: ежели ты всамделишный, ты не можешь казаться безобразным. Так могут считать только посторонние. Став всамделишным, ты навсегда остаёшься им”.


11:28 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
Вагонные споры – последнее дело, когда уже нечего пить.
Но поезд идет, в окошке стемнело, и тянет поговорить.

И двое сошлись не на страх, а на совесть – колеса прогнали сон.
Один говорил – наша жизнь – это поезд. Другой говорил – перрон.

Один утверждал – на пути нашем чисто, другой говорил – не до жиру.
Один говорил, мол, мы машинисты, второй говорил – пассажиры.

Один говорил нам свобода – награда, мы поезд куда надо ведем
Второй говорил: задаваться не надо, как сели в него, так и сойдем

А первый кричал – нам открыта дорога на много, на много лет.
Второй отвечал, не так уж и много – все дело в цене на билет.

А первый кричал – куда хотим, туда едем, и можем если надо свернуть,
Второй отвечал, что поезд проедет лишь там, где проложен путь.

И оба сошли где-то под Таганрогом, среди бескрайних полей.
И каждый пошел своей дорогой, а поезд пошел своей.



21:27 

Чайка Джонатан Ливингстон

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.

Летать — это ведь не просто хлопать крыльями, таскаясь туда-сюда, как москит какой-то! Неужели они ни на секунду не задумываются о том, какие перспективы откроются перед ними, если они научатся летать по-настоящему?

Полёт мысли и полет ветра и крыльев — явления в равной степени материальные.

Серая скука, и страх, и злоба вот причины того, что жизнь столь коротка.

Пропитание, и грызня, и власть в Стае — это ещё далеко не всё. Цель жизни — поиск совершенства, а задача каждого из нас — максимально приблизить его проявление в самом себе.

Закон на всех уровнях бытия — один и тот же: свой следущий мир мы выбираем посредством знания, обретённого здесь. И если здесь мы предпочли невежество, и знание наше осталось прежним, — следующий наш мир ничем не будет отличаться от нынешнего, все его ограничения сохранятся.

Совершенная скорость — это не тысяча миль в час. И не миллион. И даже не скорость света. Ибо любое число суть предел, а предел всегда ограничивает. Совершенство же не может иметь пределов. Так что совершенная скорость — это когда ты просто оказываешься там, куда собираешься направиться.

Все ваше тело — от кончика одного крыла до кончика другого — есть собственно мысль, воплощённая в форме, доступной вашему зрению. Разорвав путы, сковывающие вашу мысль, вы разорвете и путы, сковывающие ваши тела.

Чем выше летает чайка — тем дальше она видит.

Ты можешь знать всё что угодно, но пока ты не доказал это на практике, ты не знаешь ничего!

Почему самое трудное на свете дело — убедить свободного в том, что он свободен и что он вполне способен сам себе это доказать, стоит лишь потратить немного времени на тренировку?

Не верь глазам своим. Ибо глазам видны лишь ограничивающие нашу свободу оковы. Чтобы рассмотреть главное, нужно пользоваться пониманием. Ты всё знаешь, необходимо только понять это. И тогда сразу станет ясно, как летать.


21:20 

Цитаты дня

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
"ПОЗДРАВЛЯЕМ!"-кричим им-"УРА!" Но идут старики молчаливо. Им негромкая слава нужна!А сердечное наше "СПАСИБО!" ...



21:12 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
-Я видела фотки Питера осенью. Там так красиво, как в сказке! Хотела бы я там жить.
-А я нет. Когда видишь эту красоту раз в год - для тебя это чудо. А те люди, что живут там, что видят эту сказку каждый день, для них она теряет ту загадочность и очарование. Они привыкли к этой красоте. По-моему, это ужасно - привыкнуть к сказке. Будто убиваешь в себе ребенка, убиваешь способность радоваться простым вещам.


12:00 

фраза дня

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
любовь и боль
покой и бой
я как любой
несу с собой




@музыка: Seventeen Evergreen - Lunar One

11:20 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
...и когда человек только начинает играть на гитаре, он поначалу режет себе подушечки пальцев острыми струнами, а потом его пальцы грубеют - и человек начинает играть. он перебирает струны на ладах, и струится музыка, под гитару вообще не нужно петь - её нужно слушать, быстрые переливы. из-под грубых пальцев - нежная музыка.

а когда человек начинает любить, он приходит в любовь с таким нежным сердцем, как кончики пальцев у того, кто никогда не играл на гитаре. и человек любит, но в него иногда вонзаются острые иголки слов - острые-острые иголки слов и интонаций. и человек, который любит, он все успокаивает себя, что это ерунда. а сердце его грубеет, как грубеют подушечки пальцев от острых тонких струн.

грубеет, потому что привыкает к иголкам. всегда ко всему привыкает и сердце, и пальцы. и человеку уже не так больно, а потом уже совсем не больно. только из огрубевшего сердца не заиграет любовь...



@музыка: Perry Como - Catarina

11:01 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
Кто объяснит человеку, почему он всегда должен что-то искать? Кто даст ответ на этот вопрос, который столетиями мучает человечество? Есть одна легенда...

В те далекие времена, когда боги создавали человека по образу и подобию своему, когда Аруру своими скрюченными пальцами лепила первых людей из глины, случилось страшное: старая богиня не удержала корзину с сердцами человеческим в своих руках, и она полетело на Землю и разбились сердца на тысячи тысяч осколков. Лишь самые маленькие кусочки сумела подобрать старая Аруру, остальные разлетелись по свету, и не найти их было, ибо попали они в сердца других людей, в дальние страны, в листья растений, в воду океанскую, в великие Книги мудрости, что писали люди и боги, и не собрать всех осколков, не склеить вновь сердца человеческие в их первозданной чистоте. И пошла Аруру, и упала в ноги великому Ану, со слезами поведала Всеведущему о своей ошибке. И омрачилось чело Великого, ибо зол он был на растяпу, что испортила весь замысел богов. Нельзя ведь, чтобы человек носил в себе осколок чужого сердца, нельзя человеку жить с осколком в груди... Но ничего невозможно было сделать. Тогда поднялся Ан с трона своего и провозгласил:
- Отныне и навсегда любой рожденный человек будет носить в груди лишь осколок своего сердца и многие осколки чужих сердец, а остальные будет находить, идя по пути Жизни в царство Смерти. Он извлечет кусочки сердца своего из душ людей, что встретятся ему и станет другом этим людям, ибо отдаст им частицу их сердец. И читая книги Мудрости великой, найдет он там песчинки из сердца своего и оставит той книге благодарность великую. И тот только из рода людского станет счастлив, кто сумеет собрать все крупицы своей души и раздать все осколки чужих душ другим, делая и их счастливее.
И стало так, как сказал великий Ан, и с тех незапамятных времен каждый человек ищет по всему свету крупицы сердца своего, разбитого неловкой Аруру и радуется, если находит их... Но только великие боги знают, что еще не один человек не сумел собрать всех осколков и стать счастливым.

11:16 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
Белый пух, горячий ветер...
- Спишь?
- Скажи, зачем мы здесь?
- По секрету?
- По секрету.
- Спички есть?
- Конечно, есть.
- Чиркни спичкой, станет ясно:
мы пришли...
- Не надо вслух!
- ...чтобы вспыхнуть и погаснуть,
словно тополиный пух.

- Что ты! Тише! Будет вечер,
чай, пирог, луна в окне,
чашку в руки, плед на плечи...
- Вечер - твой, а вечность - мне?
- Вечер - наш, а вечность - к черту.

- Чиркни спичкой.
- Ты опять?
- Проще быть живым, чем мертвым,
проще плакать, чем молчать.

Вдох. Как граппа ветер крепок.
- Я почти исчез, а ты?
Самый сладкий, напоследок,
выдох - время жечь мосты.


22:21 

Цитата дня

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.
кто ничего не ждет
тот никогда не будет разочарован.


22:15 

Разбиться вдребезги, но встать и вновь взлететь, и обуздать и смерти страх, и жизни робость, и петь в полете, и плясать, и пить любовь... А на излете вдруг, враз исчезнуть и... пропасть.


Когда умирает любовь,
Врачи не толпятся в палате.
Давно понимает любой –
Насильно не бросишь в объятья...

Насильно сердца не зажжешь...
Ни в чем никого не вините.
Здесь каждое слово - как нож,
Что рубит меж душами нити.

Здесь каждая ссора – как бой.
Здесь все перемирья мгновенны...
Когда умирает любовь
Еще холодней во Вселенной...

@музыка: Beth Rowley - You've Got Me Wrapped Around Your Little Finger

@настроение: печальное

За пределами совершенства...

главная